Сирия и Ирак: правда и заблуждения

Прогнозы и оценки варьируются от ограниченного прямого вмешательства США до простой дистанционной поддержки правительственных институтов и спецслужб в противодействии терроризму, поддержании стабильности и безопасности в Ираке и предотвращении региональной войны. 


Удивительно, но никто даже не упомянул два этих варианта после многократных и разнообразных атак ИГИЛ на территории Сирии. Никто не сделал ни малейших шагов, чтобы поддержать Свободную сирийскую армию в борьбе с ИГИЛ, даже когда та развернула масштабные действия, выдворив ИГИЛ из обширных регионов на севере Сирии. В любом случае, ИГИЛ удалось быстро скомпенсировать потери за счет других сирийских регионов при полном безразличии других государств, хотя все происходило прямо на глазах у Запада в целом и США в частности. Не менее странно и то, что эта террористическая организация не считается у нас опасной, хотя ситуация в Сирии напрямую связана с развитием событий в Ираке. В Сирии все складывается похожим образом, может быть, даже не настолько плохо. Мир не поднялся против ИГИЛ, а лишь наклеил этот ярлык на всех, кто выступил с оружием в руках против бандитов и убийц аль-Малики:


— Западные иракские кланы стали жертвами агрессии режима еще с 2003 года и с тех пор лишены своих естественных и политических прав. Так, армия аль-Малики провела против них сразу несколько войн. Солдаты убивали их, издевались над ними, оскорбляли их лидеров, нарушали свободы, вторгались в города и деревни, грабили, жгли и пытали. Поэтому неудивительно, что большинство тех, кто сейчас ведет борьбу против аль-Малики, входят в эти кланы. Они неоднократно говорили, что нанесут в ответ сокрушительный удар, если тот не перестанет убивать их, обстреливать их города и деревни, несправедливо обвиняя их в фундаментализме и терроризме. 


— Иракская партия «Баас» ведет борьбу вот уже более десяти лет и определенно не является частью ИГИЛ. Ее сторонники размахивают портретами Саддама Хусейна на пути отступления армии аль-Малики. Эта мощная организация приобрела немалый боевой опыт при оккупации и после свержения ее президента и его режима. Она в полной мере владеет навыками планирования и проведения операций и насчитывает в своих рядах немало бойцов. Одно время она даже сражалась в одиночку, пока все остальные пытались понять, куда дует ветер. 


— Офицерам и солдатам армии и сил безопасности не по душе сектантская и дискриминационная политика аль-Малики, и они не горят желанием защищать его. Тысячи из них уже вступили в борьбу на стороне кланов, «Баас» и других. 


— ИГИЛ развернуло силы в пустынной зоне на западе Ирака. Маловероятно, что движение смогло в одиночку захватить такой большой город как Мосул с его военными и правительственными объектами, располагая по слухам всего 500-600 бойцов. Кроме того, маловероятно, что эти самые боевики перешли в наступление на Багдад и опустошили несколько областей и провинций. Как бы то ни было, это не означает, что ИГИЛ не существует. На самом деле происходящее скорее говорит, что движение не стало организатором этой атаки и не в состоянии самостоятельно вести войну, несмотря на все предположения Запада, который преувеличивает мощь исламистов в соответствии с собственными теориями и теориями аль-Малики (он утверждает, что его режим ведет борьбу с радикалами и террористами). 


Эти силы были вынуждены начать противостояние с режимом аль-Малики из-за его чрезмерной жестокости. Они в прошлом уже не раз предупреждали, что нанесут в ответ сильнейший удар по его армии, используя точно такие же военные средства. Они пытались избежать разжигания в стране новой войны, которая бы обострила религиозный раскол и оставила в руинах немало городов и деревень. Они выразили готовность работать для достижения сбалансированного политического компромисса, который бы обеспечил защиту их прав. Как бы то ни было, аль-Малики упрямо отказывался от любого компромисса с этими силами, полагаясь на авторитарные расчеты и отношения с Ираном, который подталкивал его направить свою миллионную армию на военное вмешательство в Сирии и борьбу с религиозными противниками в Ираке. 


Сейчас еще есть время, чтобы прийти к политическому решению, которое бы ознаменовало конец власти аль-Малики и сделало всех иракцев равноправными гражданами перед лицом закона. Еще не поздно сформировать правительство национального единства, которое бы пересмотрело конституцию, стратегию власти и международные отношения Багдада, Подошло бы к решению национальных иракских вопросов независимо от Ирана. Иракский народ смог бы вздохнуть с облегчением, а весь регион избежал бы бесконечной войны с туманным исходом. Сирийский пример говорит, что такая война стала бы беспрецедентной катастрофой в истории наших государств и народов.

КОММЕНТАРИИ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ