Турция: Джихадисты среди нас

29-летний гражданин Франции алжирского происхождения Мехди Неммуш, который 24 мая совершил вооруженное нападение на Еврейский музей в Брюсселе и убил четырех человек, оказался «международным джихадистом», воевавшим в рядах «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в Сирии в 2013 году. Неужели эта информация никак не касается Турции?


Джихадисты, которые, повоевав в Сирии, возвращаются или еще вернутся в страны своего проживания, угрожают только безопасности Запада? Судя по всему, власти и пресса Турции считают именно так. В противном случае они не вставали бы в позу страуса.


Если власти страны не испытают какого-либо внешнего давления с требованием принять меры, направленные против пересечения джихадистами сирийской границы, вы, вероятно, будете полагать, что безопасности Турции ничего не угрожает. 


Тем не менее такая угроза даже не у нас на пороге, а внутри нас. 


Хотя традиционная пресса не пишет об этом, к счастью есть такой открытый источник информации, как социальные СМИ. Когда вы войдете в Google и укажете в поисковом запросе три слова на турецком языке — «Сирия», «моджахед» (участник джихада — прим.пер.) и «шахид» (павший в бою, погибший мусульманин — прим.пер.) — вы увидите, что ряды джихадистов, которые заглядывают в Сирию через стирающиеся границы, состоят не только из лиц, прибывших из Европы.


Например, на одном видео, выложенном в YouTube и связанном с «гражданами Турции», которые отправились в Сирию воевать и были там убиты, я насчитал 29 имен «моджахедов-шахидов». Исходя из намеков в социальных СМИ, можно сделать вывод, что сейчас количество тех, кто из Турции последовал в Сирию, чтобы воевать на стороне ИГИЛ и других джихадистских организаций, весьма велико и, возможно, составляет сотни человек.


Принимая во внимание, что эта тенденция продолжается с 2011 года, следует признать, что количество добровольцев, которые, желая воевать против сирийского режима, сначала покидали Турцию, а затем вернулись, может исчисляться тысячами. То, что эти люди воевали на стороне «Аль-Каиды» и тому подобных организаций, участвовали в кровопролитии, а затем стали жить в Турции, сохранив имеющиеся у них связи, представляет серьезную угрозу для национальной безопасности страны.


Если учесть политический стиль турецких властей, которые предпочитают выбирать оппозицию в качестве мишени и, используя разного рода провокации, создавать разобщенность в обществе, перед нами возникает новая потенциальная угроза: под воздействием атмосферы ненависти бывшие сирийские джихадисты могут поодиночке или в составе беспорядочных групп начать проливать кровь.


Из-за политики властей, потакавших свержению сирийского режима, гражданская война в соседней с нами Сирии была импортирована в Турцию, став угрозой для внутренней безопасности нашей страны. Ответственность за то, чтобы эта угроза не обернулась реальными проблемами, несет правительство. Ведь именно оно изначально является создателем проблемы.


Какие действия нужно предпринять властям, чтобы покрыть основные моменты в вопросе сохранения безопасности страны и граждан? Турецкое правительство, например, без особого труда может принять меры, необходимые для выявления и преследования джихадистов на границах.


Другие рекомендации практически не имеют шансов на осуществление. Внешняя политика страны стала крайне зависимой от субъективных решений и утратила свою предсказуемость. Ей должна быть возвращена институциональная идентичность, которая была бы должным образом осмыслена министерством иностранных дел. Нужно, чтобы внешняя политика страны вновь приобрела прогнозируемый, а не идеологизированный или мазхабный характер. Язык внешней политики должен быть очищен от ненависти, навязчивого стиля и содержания внутренней политики. Сегодня стало ясно, что в обозримом будущем режим БААС не падет, поэтому необходимо выработать подходы, способные обеспечить сосуществование Турции с этим режимом. Необходимо наличие информации о тех, кто виновен в провале нашей политики по Сирии. Внешняя политика, которая выглядит беззащитной перед пониманием мира и узкими шаблонами разведывательной организации, не принесет каких-либо других результатов, кроме дальнейшего нарастания проблем.


Как говорится, молитва невозможна без слова «аминь», но сегодня, судя по всему, не осталось никого, кто был бы в силах заявить об этом.

КОММЕНТАРИИ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ