Уехал в Сирию и не вернулся... Горькая участь вдов «джихадистов»

Жены молодых таджиков, погибших в Сирии и Ираке, вынуждены нести груз ответственности перед общественностью и властями за деяния своих мужей.
После гибели так называемых джихадистов, их родственники в Таджикистане, прежде всего жены, как самые близкие становятся на какое-то время героями репортажей и телепрограмм, а также сообщений СМИ. Потеряв своих кормильцев и не придя в себя, им приходится отвечать на многочисленные вопросы властей и журналистов за действия своих супругов.

 Фильмы с участием этих женщин, снятые для пропаганды против присоединения молодежи к самопровозглашенному Исламскому государству, распространяются среди населения на СД дисках, продаются в киосках, и делают их известными в качестве “жен террористов”.

 

Мавджигул Хакимова, жительница сельсовета Сарвати Истиклол Бохтарского района из числа тех женщин, которая четыре месяц назад узнала о гибели своего мужа в Сирии. Эта 28-летняя женщина теперь старается избегать встреч и бесед с подругами, соседями, потому что в присоединении нескольких других местных юношей к экстремистам считают виновным ее мужа.

“Муж был муллой, и люди говорят, что ребята пошли за ним. Они много разных вещей говорят о муже ”.

Мавджигул очень неловко чувствует себя тем, что говорят о ее муже люди. Большинство разговаривают с ней так, будто и она виновата в произошедшем.

 Муж Мавджигул – 40 летний Наби Лоиковв сентябре прошлого года как сотни других отправился из России в Сирию. Мавджигул вместе с 5-летней дочкой живет в семье мужа. Она говорит, что у нее нет пути возвращения в отчий дом, родители давно умерли, а условия жизни ее братьев сложные.

“Я не знаю, какое нас ждет будущее. Дочь еще мала, мне некуда больше идти, и, возможно, я останусь здесь, пока не вырастет дочка ”, - говорит Мавджигул.

В отличие от Мавджигул, 25 летняя Гулкада из Вахшского района покинула семью мужа сразу после его гибели в Сирии. Она говорит, каждый угол в доме напоминает ей о муже, которого она потеряла. Каждое такое вспоминание для нее трагедия, которую она не в силах пережить. Муж этой женщины, Кудратулло Гулов отправился в Сирию 7 месяцев назад, и его семье неизвестно, жив, или мертв он теперь.


Гулкада вместе с двумя детьми семи и пяти лет живет в доме своих родителей.

“Не смогла там остаться, чувствую душевные муки. Когда братья мужа звонят своим женам, мои дети спрашивают, почему не звонит наш отец. Мне было тяжело, и я решила, лучше мне быть подальше от этого дома ”.

Смерть мужа, постоянные вопросы окружающих и детей об отце, становились причиной душевных страданий Гулкада и привели ее к душевной болезни. Родные говорят, что не раз после вопросов соседей и властей о Кудратулло, Гулкада теряла сознание и часами не могла прийти в себя. Сама Гулкада в беседе с Радио Озоди сказала, что жила с мужем всего несколько месяцев в год, но все же, была счастлива, потому что знала, муж находится в России. Она постоянно спрашивала о его состоянии и верила, что пусть хоть на время, но он вернется к родным.

Но теперь не знает, как долго будет ждать его, что будет с ее детьми.

“Сейчас в доме родителей никого нет, и мы живем здесь. Но в будущем здесь появится невестка, родятся внуки, и тогда я не знаю что будет с нами. В доме мужа тоже живет три семьи, и я сама не могу оставаться в этой семье”.

Согласно официальным данным в войне в Сирии участвуют более 500 юношей из Таджикистана, 150 таджиков погибли, 50 человек отправились туда вместе с семьями.

По информации силовых структур, большинство из тех, кто присоединился к группировке Исламское государство, имеют жен, детей. Их гибель в Сирии делает туманным будущее их детей и жен.

КОММЕНТАРИИ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ