“Он был крещеный”

Надежда Николаева живет одна в доме на улице Чайковского в Темиртау. У пожилой женщины всегда под рукой фотография: парень с густой бородой и суровым взглядом. Это Дмитрий – ее сын. В феврале текущего года его осудили на 11 лет как террориста.


Следствие доказало, что Николаев вместе с сообщником планировал взорвать отдел полиции и захватить военный склад с боеприпасами вблизи Темиртау. Он прошел подготовку в Египте и воевал вместе с радикальными исламистами в Сирии.

 
Но для Надежды Николаевны Дмитрий не террорист, а просто ее ребенок. Она не верит, что он действительно планировал взрывы и диверсии, считает, что им кто-то руководил.

 
- Я не знаю, кто это был, – говорит женщина. – Но я точно знаю, что сын был под чьим-то влиянием. Говорят, будто он террорист. Я, может, кое-чему и верю, но сам он не мог этого делать. А те, кто за ним стоял, не наказаны. Сейчас они сидят в своих норах и посмеиваются.


Надежда Николаева рассказывает, что раньше ее сын был самым обычным парнем, работал машинистом тепловоза на металлургическом комбинате и ни о каком джихаде не помышлял.


- Он был крещеный, – говорит она. – Был какой-то период в его жизни, когда он много пил, видимо, был кризис. Потом устроился в магазин экспедитором, возил товары из Бишкека, с Алматы. Не знаю как, но именно там его соблазнили принять ислам, это было примерно в 1999-м году, после чего он стал регулярно посещать мечеть и читать дома намаз.

 

Надежда Николаева была расстроена тем, что сын принял другую веру. Правда, сама себя успокаивала – зато пить бросил. Родственники Дмитрия не разделяли его религиозных убеждений, но он был непреклонен и пытался обратить в ислам всех своих близких.


- Он выбросил из дома все картины и фотографии, говорил, что в исламе запрещено изображать лица, – рассказывает мать осужденного. – Мы ругались, но он не слушал меня. Говорил: «Мама, у нас с тобой разная вера, мы вместе жить не можем». Потом он открыл свое дело, держал мастерскую по изготовлению мебели, у него были свои рабочие. Дела у него пошли в гору, но потом появилась у него одна женщина, он стал отдавать ей свои деньги, она забрала все, и сын обанкротился. Потеряв свой бизнес, Дима замкнулся в себе и еще больше отдалился от меня.


У Надежды Николаевой появились дурные предчувствия, она жила в ожидании беды и дождалась: в августе 2014 года ее сына задержали на киргизско-казахстанской границе по подозрению в террористической деятельности.


- Когда мне сообщили, что его арестовали, я чуть не умерла, – говорит Надежда Николаева. – Конечно, начали ко мне ходить следователи, обыскивали квартиру, таскали по допросам. Полгода все это продолжалось.


Надежда Николаева не верит, что ее сын изготавливал взрывные устройства, хотя следствие утверждает обратное. Дмитрий практически ничего ей не рассказывал, когда сын надолго уезжал куда-то, она думала, что это просто туристические поездки.


- Я знала, что в 2012-м году он по путевке поехал в Египет, – говорит Надежда Николаева. – Я ждала его скорого возвращения, но потом он позвонил и сказал, что собрался в Турцию. Зачем ему это, он не говорил: сказал, что мне знать не надо. Он меня успокаивал, говорил, что все будет хорошо, я старалась не переживать. А потом он пропал…


Если верить материалам дела, как раз в это время Дмитрий находился в Сирии и занимался разведкой, следил за передвижением правительственных войск. В Казахстан Николаев возвращался через Украину.


- Он мне звонил, говорил, что находится в Харькове, – рассказывает мать Дмитрия. – Сказал, что у него там есть друзья, что не голодает, работает. Вернулся он только в феврале 2014 года, до этого был еще в Бишкеке. Дома он всего два дня побыл, потом повидался с дочкой своей от второго брака. Потом опять исчез, я его как-то встретила возле поликлиники, спросила, почему он со мной не общается. Но он все скрывал, говорил, что мне не надо ничего знать. Сказал, что скоро опять уедет.


К тому времени Николаев, как гласят материалы дела, уже познакомился с гражданином Киргизстана Темиркановым, который стал его сообщником. Он рассказал ему о своих планах и объяснил, что ему нужны бойцы, обученные военному делу. Темирканов должен был помогать ему находить подходящих людей. Николаев опасался, что в Казахстане его арестуют, поэтому он решил отправиться в Киргизстан, чтобы оттуда руководить своей организацией. Темирканов помог ему найти деньги для выезда за границу.


Надежда Николаева узнала о тайной жизни сына лишь в суде, но она до сих пор отказывается верить в то, что ее ребенок мог взять в руки оружие.


- Он такой добродушный у меня, он не мог бы воевать, он по природе не очень смелый, – говорит Надежда Николаева. – Как он будет сидеть целых 11 лет? – сокрушается мать. – У него кости болят, почки могут отказать в таких условиях. Он плакал, когда я пришла к нему на свидание в тюрьму, это было уже после суда. Он сказал: «Мамочка, прости меня, меня с толку сбили, заблудился, не знал, что все так плохо будет».

КОММЕНТАРИИ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ